Юридическая консультация и услуги в Москве
 
 
Компания

Иск об установлении факта нахождения на иждивении, установлении факта принятия наследства, признании недействительным свидетельства о праве на наследство, признании права собственности на долю наследственного имущества, аннулировании записи о регистрации


РЕШЕНИЕ Именем Российской Федерации

2 8 ноября 2011 года
Таганский районный суд г.Москвы
в составе председательствующего судьи Антоновой Н.В.,
с участием адвоката Балтаевой Ф.М.,
при секретаре Дудко Н.Н.,
рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № 2-938-11/9 по иску Ц к клиенту ЮЦ «Судебный спор» об установлении факта нахождения на иждивении, установлении факта принятия наследства, признании недействительным свидетельства о праве на наследство, признании права собственности на долю наследственного имущества, аннулировании записи о регистрации права собственности, по иску третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, Ц к Ц, клиенту ЮЦ «Судебный спор» об установлении факта принятия наследства, определении долей, признании недействительным завещания, свидетельств о праве на наследство, свидетельства о государственной регистрации права, признании права собственности на долю наследственного имущества, аннулировании записи о регистрации права собственности,

УСТАНОВИЛ:

Истец Ц обратилась в суд с иском к ответчику клиенту ЮЦ «Судебный спор», в котором просит:

- установить факт ее нахождения на иждивении Г,умершего 20.07.2010г.;
- установить факт принятия ею наследства после смерти Г, умершего 20.07.2010г.;
признать частично недействительным свидетельство о праве на наследство по
завещанию, выданное клиенту ЮЦ «Судебный спор» на имущество Г., умершего 20.07.2010г.;
признать за ней право собственности на обязательную долю в наследстве Г: 1/2 долю жилого помещения, расположенного по адресу: г.Москва, ул. Талалихина, д.5,кв.10, 1/12 долю жилого дома, находящегося по адресу: Московская область, Раменский район, д. Юрово, ул. Центральная, д.81;
признать за клиентом ЮЦ «Судебный спор» право собственности на 1/2 долю жилого помещения, расположенного по адресу: г.Москва, ул. Талалихина, д.5, кв.10, 1/12 долю жилого дома, находящегося по адресу: Московская область, Раменский район, д.Юрово, ул. Центральная,
Д.81;
обязать Управление Росреестра по г.Москве внести соответствующие изменения в записях правоустанавливающих документов по указанному жилому помещению ( т. 1 л.д.4-5).
В обоснование своих требований истец Ц указывает, что она в течение пяти последних лет находилась на иждивении умершего 20.07.2010г. Г., является инвалидом второй группы, проживала совместно с Г. в принадлежащей ему на праве собственности квартире, расположенной по адресу: г.Москва, ул. Талалихина, д.5, кв.10, предоставляемая ей Г. материальная помощь была для нее постоянным и основным источником средством к существованию.
Клиент ЮЦ «Судебный спор» обратился в суд с иском к Ц., Ц о прекращении права пользования жилым помещением, выселении из жилого помещения, расположенного по адресу: г.Москва, ул. Талалихина, д.5, кв.10.
Определением суда от 18.05.2011г. настоящее гражданское дело производством прекращено в части исковых требований клиента ЮЦ «Судебный спор» к Ц, Ц. о прекращении права пользования жилым помещением, выселении (т.1 л.д. 143-144).
Определением суда от 10.06.2011г. (в протокольной форме) (т.1 л.д. 187-201) к совместному рассмотрению с первоначальным иском Ц принято исковое заявление третьего лица Ц, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, в котором третье лицо Ц. просит:
- установить юридический факт того, что он является сыном Г, умершей 17.02.2005г., и Г, умершего 20.07.2010г.;
- установить факт принятия наследства после смерти Г.;
определить доли в совместной собственности Г.на жилое помещение по адресу: г.Москва, ул. Талалихина, д.5, кв.10, признав доли равными;
признать за ним право собственности на % доли квартиры по адресу: г.Москва, ул.
Талалихина, д.5, кв.10, на 1/12 доли жилого дома по адресу: Московская область, Раменский
район, дер. Юрово, ул. Центральная, д.81, - в порядке наследования по закону после смерти Г;
признать недействительным завещание Г, составленное на имя клиента ЮЦ «Судебный спор» 19.07.2010г, удостоверенное нотариусом г.Москвы Алехиным Е.В. за реестровым № 1-349;
признать недействительным свидетельство о праве на наследство, выданное
нотариусом г.Москвы Барабановой Л.В. на имя клиента ЮЦ «Судебный спор». к имуществу Г.,
умершего 20.07.2010г., свидетельство о государственной регистрации права на жилое
помещение по адресу: г.Москва, ул. Талалихина, д.5, кв.10, на имя клиента ЮЦ «Судебный спор» выданное Управлением Росреестра по Москве;
признать право собственности на 1\2 доли жилого помещения по адресу: г.Москва,
ул. Талалихина, д.5, кв.10, на 1/6 доли жилого дома по адресу: Московская область,
Раменский район, дер. Юрово, ул. Центральная, д.81, - в порядке наследования по закону
после смерти Г;
аннулировать запись Управления Росреестра по Москве на правообладателя клиента ЮЦ «Судебный спор» на жилое помещение по адресу: г.Москва, ул. Талалихина, д.5, кв.10.
В обоснование своих требований третье лицо Ц. указывает, что был усыновлен Г, умершей 17.02.2005г., и Г, умершим 20.07.2010г., о чем ему стало известно летом 2010г., в связи с чем Ц. полагает, что является наследником к имуществу умерших Г. и Г. по закону первой очереди, наследство после смерти которых принято им фактически. Также Ц. указывает, что в момент составления завещания в пользу клиента ЮЦ «Судебный спор» Г. не понимал значение своих действий и не мог ими руководить в силу состояния здоровья.
Уточнив исковые требования в окончательной редакции, истец Ц. просит:
- установить факт ее нахождения на иждивении Г, умершего 20.07.2010г.;
установить факт принятия ею наследства после смерти Г, умершего 20.07.2010г.;
признать недействительным свидетельство о праве на наследство по завещанию, выданное нотариусом на имущество Г, умершего 20.07.2010г.;
признать за ней право собственности на обязательную долю в наследстве Г.: 1/2 долю жилого помещения, расположенного по адресу: г.Москва, ул. Талалихина, д.5, кв.10, 1/12 долю жилого дома, находящегося по адресу: Московская область, Раменский район, д. Юрово, ул. Центральная, д.81;
- признать за Ц. право собственности в порядке наследования по закону на имущество Г., умершего 20.07.2010г.: 1/2 долю жилого помещения, расположенного по адресу: г.Москва, ул. Талалихина, д.5, кв.10, 1/12 долю жилого дома,
находящегося по адресу: Московская область, Раменский район, д. Юрово, ул. Центральная,
Д.81;
- аннулировать запись Управления Росреестра по Москве и Управления
Росреестра по Московской области на правообладателя клиента ЮЦ «Судебный спор»на жилое помещение по адресу: г.Москва, ул. Талалихина, д.5, кв.10, и 1/6 жилого дома по адресу: Московскаяобласть, Раменский район, д. Юрово, ул. Центральная, д.81.
Уточнив исковые требования в окончательной редакции, третье лицо Ц., заявляющее самостоятельные требования относительно предмета спора, просит:
- установить факт принятия им наследства после смерти Г;
- определить доли в совместной собственности Г. на жилое помещение по адресу: г.Москва, ул. Талалихина, д.5, кв.10, признав их равными по1\2;
признать за ним право собственности на 1\4 доли квартиры по адресу:
г.Москва, ул. Талалихина, д.5, кв.10, на 1/12 доли жилого дома по адресу: Московская
область, Раменский район, дер. д.Юрово, ул. Центральная, д.81, - в порядке наследования
имущества Г;
признать недействительным завещание Г., оформленное на клиента ЮЦ «Судебный спор»
19.07.2010г. нотариусом г.Москвы Алехиным Е.В., зарегистрированное в реестре № 1-349;
установить факт принятия наследства после смерти Г.;
признать недействительным свидетельство о праве на наследство по закону,
выданное Г. на имущество Г., умершей 17.02.2005г.
признать недействительным свидетельство о праве на наследство по закону, выданное нотариусом г.Москвы Барабановой Л.В. на имя клиента ЮЦ «Судебный спор» к имуществу Г., умершего 20.07.2010г., и свидетельство о государственной регистрации права на жилое помещение по адресу: г.Москва, ул. Талалихина, д.5, кв.10, на имя клиента ЮЦ «Судебный спор»выданное Управлением Росреестра по Москве;
признать за ним право собственности на 3/8 доли жилого помещения по адресу: г.Москва, ул. Талалихина, д.5, кв.10, на 1/24 доли жилого дома по адресу: Московская область, Раменский район, дер. Юрово, ул. Центральная, д.81;
в порядке наследования по закону имущества Г., умершего 20.07.2010г.
- аннулировать запись Управления Росреестра по Москве на правообладателя клиента ЮЦ «Судебный спор» на жилое помещение по адресу: г.Москва, ул. Талалихина, д.5, кв.10.
Истец Ц, представитель истца Ц. адвокат Б в судебном заседании исковые требования, с учетом уточнений, поддержали в полном объеме, не возражали против удовлетворения требований третьего лица .
Ответчик клиент ЮЦ «Судебный спор». и его представитель по доверенности Т. в судебном заседании возражали против удовлетворения заявленных истцом Ц. и третьим лицом Ц. исковых требований.
Третье лицо Ц., заявляющий самостоятельные требования относительно предмета спора, не возражал против удовлетворения требований истца Ц., одновременно поддержал свои исковые требования, с учетом уточнений.
Третьи лица нотариус г.Москвы Алехин Е.В., представитель Управления Росреестра по Москве в судебное заседание не явились, о дне слушания дела извещены надлежащим образом.
Суд, выслушав истца Ц., представителя истца Ц. адвоката Б., ответчика клиента ЮЦ «Судебный спор» и его представителя по доверенности Т., третье лицо Ц., заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, огласив показания свидетелей С Т.А., Ц Ж.С., Л Н.Ю., данные в судебном заседании 10.06.2011г., огласив показания свидетеля Б А.Г., данные в судебном заседании от 07.07.2011г., огласив показания свидетеля К Д.А., данные в судебном заседании от 26.07.2011г., исследовав письменные материалы дела, в том числе, материалы наследственного дела № 49837/124/2010 к имуществу умершего 20.07.2010г. Г., огласив заключение посмертной судебной психолого-психиатрической экспертизы, обозрев материалы гражданского дела № 2-677/11 по заявлению Ц. об установлении факта нахождения на иждивении, приходит к выводу о том, что исковые требования Ц. и исковые требования третьего лица Ц В.В. подлежат отклонению по следующим основаниям.
В соответствии с ч.2 ст. 218 ГК РФ в случае смерти гражданина право собственности на принадлежавшее ему имущество переходит по наследству к другим лицам в соответствии с завещанием или законом.
В силу ч. 1 ст. 1110 ГК РФ при наследовании имущество умершего (наследство, наследственное имущество) переходит к другим лицам в порядке универсального правопреемства, то есть в неизменном виде как единое целое и в один и тот же момент, если из правил настоящего Кодекса не следует иное.
В соответствии со ст. 1111 ГК РФ наследование осуществляется по завещанию и по закону.
Наследование по закону имеет место, когда и поскольку оно не изменено завещанием, а также в иных случаях, установленных настоящим Кодексом.
В силу ст. 1141 ГК РФ наследники по закону призываются к наследованию в порядке очередности, предусмотренной статьями 1142-1145 и 1148 настоящего Кодекса.
Согласно п.2 ст. 1148 ГК РФ к наследникам по закону относятся граждане, которые не входят в круг наследников, указанных в статьях 1142-1145 настоящего Кодекса, но ко дню открытия наследства являлись нетрудоспособными и не менее года до смерти наследодателя находились на его иждивении и проживали совместно с ним. При наличии других наследников по закону они наследуют вместе и наравне с наследниками той очереди, которая призывается к наследованию.
Согласно п. 3 ст. 1148 ГК РФ при отсутствии других наследников по закону указанные в пункте 2 настоящей статьи нетрудоспособные иждивенцы наследодателя наследуют самостоятельно в качестве наследников восьмой очереди.
В судебном заседании установлено, что отдельная трехкомнатная квартира общей площадью 47,9 кв.м., жилой площадью 31,6 кв.м, расположенная по адресу: г.Москва, ул.Талалихина, д.5, кв.10, принадлежала Г В.В. и ГЛ.В. по праву общей совместной (без определения долей) собственности на основании договора передачи № 010710-001452 от 09.11.1993г., зарегистрированного в Департаменте муниципального жилья Правительства г.Москвы от 03.12.1993г. за № 2-1181485, свидетельства о собственности на жилище № 0588528 (т.1 л.д.218,215).
На данной жилой площади были зарегистрированы и проживали Г В.В. с 06.08.1976г. по день смерти, Г Л.В. - с 06.08.1976 г. по день смерти (т. 2 л.д.52) ГЛ.В. на праве собственности принадлежала 1/6 доля домовладения, расположенного по адресу: Московская область, Раменский район, д.Юрово, ул.Центральная, д.81, на основании свидетельства о праве на наследство по завещанию, выданного страшим государственным нотариусом Раменской государственной нотариальной конторы Московской области Аношкиной Н.А. 09.04.1992г., реестровый № 1-1745.
18.02.2005г. Г Л.В. умерла. После смерти Г Л.В. ее супруг ГВ.В. в установленный законом срок обратился к нотариусу г.Москвы Барабановой Л.В. с заявлением о принятии наследства, в связи с чем нотариусом было открыто наследственное дело № 308/2005.
В рамках вышеуказанного наследственного дела нотариусом г.Москвы Барабановой Л.В. Г., как наследнику по закону первой очереди,24.08.2005г. выдано свидетельство о праве на наследство по закону на 1\2 долю квартиры, расположенной по адресу: г.Москва, ул.Талалихина, д.5, кв.10, принадлежащей наследодателю на праве общей совместной собственности с Г., давшим согласие в соответствии со ст. 254 ч.2 ГК РФ на равное (в 1/2 доле каждому) определение долей на основании договора передачи № 010710-001452 от 09.11.1993г., зарегистрированного в Департаменте муниципального жилья Правительства г.Москвы от 03.12.1993г. за № 2-1181485. Свидетельство зарегистрировано за реестровым № 5Н-682 (т.1 л.д.219).
Также Г В.В. нотариусом г.Москвы Барабановой Л.В. 18.02.2009г. выдано свидетельство о праве на наследство по закону после смерти супруги Г Л.В. на 1/6 долю домовладения, расположенного по адресу: Московская область, Раменский район, д.Юрово, ул.Центральная, д.81. Свидетельство зарегистрировано за реестровым № 5Н-80 (т.1 л.д.222).
20.07.2010г. ГВ.В. умер, о чем Замоскворецким отделом ЗАГС Управления ЗАГС г.Москвы составлена актовая запись о смерти за № 10579 (л.д. 51-55).
В состав наследственного имущества, оставшегося после смерти Г В.В., входит: квартира, расположенная по адресу: г.Москва, ул.Талалихина, д.5, кв.10, принадлежащая Г В.В. на основании договора передачи № 010710-001452 от 09.11.1993г., зарегистрированного в Департаменте муниципального жилья Правительства г.Москвы от 03.12.1993г. за № 2-1181485; свидетельства о праве на наследство по закону, выданного нотариусом г.Москвы Барабановой Л.В. 24.08.2005г., реестровый номер № 5Н-682, о чем в ЕГРП на недвижимое имущество и сделок с ним 29.12.2005г. сделана запись о регистрации № 77-777-05/056/2005-730, что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права 77 АГ 0121937, выданным Главным управлением Федеральной регистрационной службы по г.Москве 29.12.2005г., условный номер 2-1181485 (л.д. 108-121);
1/6 доля жилого дома общей площадью 52,7 кв.м., инв. № 242:071-12959, лит, А-А1-А2,а, расположенного по адресу: Московская область, Раменский район, д.Юрово, ул.Центральная, д.81, принадлежащая Гурову В.В. на основании свидетельства о государственной регистрации права от 25.03.2009г., запись о регистрации № 50-50-23/042/2009-101, кадастровый номер 50-50-23/149/2008-411; свидетельства о праве на наследство по закону, выданного нотариусом Барабановой Л.В. 18.02.2009г., реестровый номер 5Р-80 (т.1 л.д. 221-222, 73-74).
При жизни 19.07.2010г. Г В.В. было составлено завещание, согласно которого, находясь в здравом уме и твердой памяти, действуя добровольно, он сделал следующее распоряжение: из принадлежащего ему имущества квартиру, находящуюся по адресу: г.Москва, ул.Талалихина, д.5, кв.10; 1/6 доли в праве общей долевой собственности на жилой дом, находящийся по адресу: Московская область, Раменский район, д.Юрово, ул.Центральная, д.81, завещал - клиенту ЮЦ «Судебный спор», 07.09.1973 г.р.
При составлении и нотариальном удостоверении завещания присутствовал свидетель - Березнев А.Г., 14.03.1980 г.р., проживающий по адресу: г. Москва, ул. Курганская, д.4, кв.49. Завещание удостоверено нотариусом г.Москвы Алехиным Е.В., зарегистрировано в реестре за № 1-349 (л.д. 9).
Согласно сообщения нотариуса г. Москвы Алехина Е.В. 19.07.2010г. им было удостоверено завещание от имени Г В.В. за реестровым № 1-349 (т.1 л.д.242).
10.08.2010г. клиент ЮЦ «Судебный спор»обратился к нотариусу г.Москвы Барабановой Л.В. с заявлением о принятии наследства, оставшегося после смерти Г В.В., в связи с чем нотариусом открыто наследственное дело № 49837/124/2010 (л.д. 204).
24.01.2011г. нотариусом г.Москвы Барабановой Л.В. клиенту ЮЦ «Судебный спор» выдано свидетельство о праве на наследство по завещанию к имуществу умершего 20.07.2010г. Г В.В. на квартиру, расположенную по адресу: г.Москва, ул.Талалихина, д.5, кв.10, свидетельство зарегистрировано в реестре за № 1Н-25 (л.д.238).
24.01.2011г. нотариусом г.Москвы Барабановой Л.В. клиенту ЮЦ «Судебный спор» выдано свидетельство о праве на наследство по завещанию к имуществу умершего 20.07.2010г. Г В.В. на 1/6 доли домовладения, расположенного по адресу: Московская область, Раменский район, д.Юрово, ул.Центральная, д.81, свидетельство зарегистрировано в реестре за № Ш-26 (л.д. 239)
Согласно свидетельства о государственной регистрации права серия 77 АМ № 831414, выданного Управлением Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по г.Москве от 03.02.2011г., кадастровый номер 2-1181485, на основании свидетельства о праве на наследство по завещанию, выданного нотариусом г.Москвы Барабановой Л.В., 24.01.2001г., реестровый номер 1Н-25, собственником квартиры, расположенной по адресу: г.Москва, ул.Талалихина, д.5, кв.10, является клиент ЮЦ «Судебный спор». (л.д.38). Аналогичные сведения содержатся в выписке из Единого государственного реестра прав на недвижимое имуществ и сделок с ним № 11/004/2011-805 от 18.03.2011г. (л.д.59), карточке учёта собственника № 810013851 (л.д.40).
Истец Ц Е.В. зарегистрирована в отдельной муниципальной двухкомнатной квартире общей площадью 53,2 кв.м, жилой площадью 30,60 кв.м. по адресу: г.Москва, Харьковский пр., д.9, к.2, кв.90( т. 1 л.д. 48-49, 76-77), на данной жилой площади также зарегистрированы мать Ц Е.В. - Ц Н.Г., сын Ц Е.В. - Ц А.В., 1990 г.р.
Также из материалов дела усматривается, что 02.08.1962г. родился Цч, о чем составлена актовая запись о рождении № 2705, где родителями Ц В.В. указаны Ц и Ц (т. 2 л.д.59).
07.02.1976г. Пролетарским отделом ЗАГС г.Москвы на основании решения Калининского райсовета г.Москвы от 04.02.1976г. № 5/2 составлена актовая запись № 8 об усыновлении Ц, 02.08.1962 г.р., Г и Г, после усыновления фамилия усыновленного Ц В.В. изменена с «Ц» на «Г», отчество с «Владимирович» на «Валерьевич»; биологическими родителями Ц В.В. (после усыновления Г) указаны Ц и Ц (т.2 л.д. 58).
На основании вышеуказанной записи об усыновлении Ц В.В. внесены соответствующие изменения в актовую запись о его рождении № 2705.
Данные обстоятельства объективно подтверждаются материалами дела и не вызывают у суда сомнений, сторонами не оспорены.
В ходе судебного разбирательства истец Ц Е.В. пояснила, что является инвалидом второй группы, с августа 2005г. проживала совместно с родным дядей Г В.В., умершим 20.07.2010г. в принадлежащей ему на праве собственности квартире, расположенной по адресу: г.Москва, ул. Талалихина, д.5, кв.10, также вместе с ней в квартире Г В.В. проживала ее мать Ц Н.Г., 1930 г.р., и младший сын- Андрей, 31.01.2002 г.р. При этом ее (Ц Е.В.) старший сын постоянно проживал отдельно по месту своей регистрации в квартире, расположенной по адресу: г.Москва, Харьковский пр., д.9, к.2, кв.90, где также зарегистрированы и сама истец Ц Е.В. - с 16.11.2006г., её мать Ц Н.Г. - с 16.11.2006г. Младший сын зарегистрирован на жилой площади своего отца по адресу: г.Москва, ул.Белореченская, 41-230. После смерти супруги Г В.В. Г Л.В., последовавшей 18.02.2005г., Г В.В. предложил Ц Е.В. жить единой семьей, чтобы помочь ей поднять детей, в связи с чем Ц Е.В. с матерью и ребенком переехала в квартиру Г В.В. по адресу: г.Москва, ул. Талалихина, д.5, кв.10. Переехав в квартиру на ул.Талалихина, Ц Е.В. находилась на иждивении Г В.В., так как предоставляемая ей Г В.В. материальная помощь была для неё (истца) единственным и постоянным источником средств к существованию. До самой смерти ГВ.В. работал в ОАО «Концерн» Моринформсистема - Агат» в должности фрезеровщика 6 разряда, одновременно получая пенсию по старости, денежные средства он передавал ЦЕ.В., которые расходовались ею для ведения общего хозяйства, на удовлетворение различных бытовых нужд Г В.В. и самого истца вплоть до смерти Г В.В. -20.07.2010г. При этом её (истца) состояние здоровья не позволяло самостоятельно получать средства, необходимые для существования. ЦЕ.В. является нетрудоспособной,инвалидом, поскольку у неё обнаружено заболевание цирроз печени, печеночная недостаточность, декомпенсация, что приводит к ограничению жизнедеятельности человека, в связи с чем она признана нетрудоспособной. Таким образом, у неё (Ц Е.В.) объективно не было возможности получать необходимые средства к существованию, так как выполнять неквалифицированную работу, связанную с нагрузками, она не может. В настоящее время истец также не имеет самостоятельного источника дохода, после смерти Г В.В. необходимые средства для существования - это пенсия истца в размере 7-8 тыс. руб., детское пособие. После смерти Г В.В. в установленный законом срок истец Ц Е.В. приняла наследство, оставшееся после его смерти, совершив действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства: приняла меры по сохранению наследственного имущества, распорядилась имуществом ГВ.В., пользовалась спорной квартирой, проживая там совместно с матерью и младшим сыном. При этом младший сын с 2008г. посещал школу № 464 на ул. Талалихина, с 2008 года, наблюдается в 104 детской поликлинике. Организацией похорон Г В.В. занимался его племянник - ответчик клиент ЮЦ «Судебный спор»., который нес все материальные расходы по захоронению Г В.В., она (истец Ц Е.В.) участия в организации похорон и материальных расходах участия не принимала, на похоронах не была.
Ответчик клиент ЮЦ «Судебный спор»., возражая против исковых требований Ц Е.В., пояснил суду, что является племянником умершей 18.02.2005г. Г Л.В. Отец Ц Ю.Г. - Ц Г.В. является родным братом ГЛ.В. После смерти Г Л.В. на протяжении пяти лет Г В.В. преимущественно проживал в жилом доме, расположенном по адресу: Московская область, Раменский район, дер. Юрово, ул. Центральная, д.81, где у него было налаженное хозяйство: собака, куры. Мать Ц Ю.Г. приезжала в дер. Юрово на выходные или в середине недели, готовила ему, убирала, обстирывала. Г В.В. был самостоятельным человеком, вел самостоятельное хозяйство, получал пению по старости, одновременно работал, считал себя независимым человеком, собирался в 70 лет уйти на пенсию. Пенсию он получал на сберкнижку, практически ничего не тратил, еще он откладывал сбережения, держал счет в Сбербанке. В 2009г. Ц Ю.Г. часто ездил помогать ему, по хозяйству в д. Юрово на машине или на электричке. Иногда заезжал в спорную квартиру, оплачивал коммунальные услуги, проверял, все ли в порядке с квартирой.
Ответчик клиент ЮЦ «Судебный спор» не отрицал факт проживания Ц Е.В. с матерью в спорной квартире, однако пояснил, что проживание данных лиц в спорной квартире носило лишь временный характер, поскольку Г В.В. был добрым и отзывчивым человеком, единожды попросив Ц Н.Г. - мать истца Ц Е.В., посмотреть за квартирой на ул. Талалихина, в то время, когда там меняли батареи, разрешил по их просьбе пожить в квартире непродолжительное время, чем воспользовалась истец Ц Е.В. со своей семьей. В последующем при жизни 19.07.2010г. Г В.В. было составлено завещание, согласно квартиру по адресу: г.Москва, ул.Талалихина, д.5, кв.10, и 1/6 долю жилого дома по адресу: Московская область, Раменский район, дер. Юрово, ул. Центральная, д.81, он завещал ему (Ц Ю.Г.) Организацией похорон Г В.В. занимался он (Ц Ю.Г.), который нес все материальные расходы по захоронению Г В.В., истец Ц Е.В. участия в организации похорон и материальных расходах участия не принимала. Содержание дома в Бронницах, ведение хозяйства также осуществляет он -Ц Ю.Г.
Третье лицо Ц В.В. в ходе судебного разбирательства пояснил, что в 1976г. был усыновлен Г Л.В., умершей 17.02.2005г., и Г В.В., умершим 20.07.2010г., о чем ему стало известно летом 2010г., в связи с чем Ц В.В. полагает, что является наследником к имуществу умерших Г Л.В. и Г В.В. по закону первой очереди, наследство после смерти которых принято им фактически. В квартире по ул. Талалихина он (Ц В.В.) проживал до июля 1977г., а потом фактически постоянно проживал со своими биологическими родителями в г. Пермь, по достижении шестнадцатилетнего возраста им был получен паспорт по фамилии его биологического отца «Ц» при предоставлении дубликата свидетельства о рождении, где родителями указаны его биологические родители: Ц В.В. и Ц Н.Г. При жизни Г В.В., Л.В. обращался к ним по привычке - дядя и тетя, мамой и папой их никогда не называл.
При жизни Г Л.В. третье лицо Г В.В. общался с ней нечасто, раз в месяц, последний раз перед смертью видел ее в ноябре 2004г., до этого - в сентябре 2004г. О смерти Г Л.В. третье лицо Г В.В. узнал в день ее смерти - 18.02.2005г., организацией похорон не занимался, материальных расходов не нес, на похоронах не был. Ключей от спорной квартиры Г В.В. никогда не имел. В установленный законом срок после смерти ГЛ.В. он к нотариусу с заявлением о принятии наследства не обращался, однако принял наследство после ее смерти фактически, в мае-июне 2005г. он приехал в квартиру по ул. Талалихина, где в тот период времени проживали ЦЕ.В. и ее мама, и с их разрешения забрал часть библиотеки Г Л.В., при этом мужа Г Л.В. - Г В.В. в квартире не было.
В сентябре 2005г. он забрал из квартиры по вышеуказанному адресу часть сервиза и пылесос, при этом Г В.В. в квартире также не было. О смерти Г В.В. Г В.В. узнал 21.07.2010г., в организации похорон и несении материальных затрат участия не принимал, на похоронах не был.
Также третье лицо Ц В.В. пояснил, что в момент составления завещания 19.07.2010г. в пользу клиента ЮЦ «Судебный спор» Г В.В. не понимал значение своих действий и не мог ими руководить в силу состояния здоровья. С Г В.В. третье лицо Ц В.В. общался раз в три-четыре месяца, последний раз видел за одну неделю до смерти, до этого - в мае 2010г. Г В.В. болел: тяжело разговаривал, тихо, с паузами. Каких-либо действий, направленных на фактическое принятие наследства после смерти Г В.В., он (третье лицо Ц В.В.) не совершал. Где Г В.В. проживал постоянно, Ц В.В. неизвестно. Ц Е.В. приходится ему (третьему лицу Ц В.В.) родной сестрой, при жизни Г В.В. она состояла у него на иждивении, фактически проживала в квартире на ул. Талалихина.
При разрешении исковых требований Ц Е.В. суд исходит из следующего.
В ходе судебного разбирательства истец Ц Е.В. указала, что в течение пяти последних лет до смерти Г В.В. она находилась на его иждивении, поскольку предоставляемая Г В.В. ей материальная помощь, являлась для нее основным и постоянным источником средств к существованию.
Вместе с тем, данные доводы истца ЦЕ.В. не нашли своего подтверждения в ходе судебного разбирательства, истцом в подтверждении данных доводов каких-либо убедительных и достоверных доказательств не представлено, а судом таковых не добыто.
В соответствии со ст.ст. 56, 57 ГПК РФ каждая сторона обязана доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле.
В подтверждении своих доводов сторонами были приглашены, а судом допрошены свидетели.
Свидетель С Т.А., допрошенная в судебном заседании 10.06.2011г., показала, что Ц Е.В. и Ц В.В. являются ее знакомыми, раз в месяц она бывала в квартире, расположенной по адресу: г.Москва, ул.Талалихина, д.5, кв.10. На протяжении последних 6 лет Г В.В. и Ц Е.В. с матерью и двумя детьми жили единой семьей, вели совместный бюджет, поскольку у Ц Е.В. было тяжелое материальное положение, ребенок был вынужден собирать бутылки. В последнее время свидетель, когда приходила в квартиру, Г В.В. не видела, раньше видела его в квартире мельком, за полгода до его смерти свидетель лично видела, когда была в квартире Г В.В., как Г В.В. вечером после работы приносил продукты, укладывал их в холодильник, также предлагал деньги матери Ц Е.В. - Наде. Также свидетель видела Г В.В. за несколько дней до смерти, в воскресенье 18 июля 2010г. Г В.В. был в плохом состоянии, лежал «никакой», она поздоровалась с ним, но Г В.В. не «среагировал», был «в полубессознательном состоянии». Со слов Ц В.В. (третьего лица) свидетелю известно, что после смерти Г Л.В. Ц В.В., усыновленный Г Л.В. и Г В.В., взял какие-то бытовые вещи, фритюрницу, книги. (л.д. 196-197 т.1).
Суд критически относится к показаниям свидетеля С Т.А. в части доводов о том, что Ц Е.В. находилась на иждивении у Г В.В. и проживала совместно с ним, поскольку данные доводы являются ее собственным умозаключением, носят субъективный характер. Посещения свидетелем спорной квартиры носили периодический кратковременный характер, свидетель постоянно в квартире Г В.В. не находилась, показала, что Г В.В. в квартире видела мельком, в связи с чем она не может достоверно свидетельствовать о том, что Г В.В. постоянно проживал в спорной квартире и оказываемая им Ц Е.В. материальная помощь была для нее основным и постоянным источником средств к существованию.
Свидетель Л Н.Ю., допрошенная в судебном заседании 10.06.2011г., показала, что является бывшей женой Ц В.В.(третьего лица), в браке с которым она состояла в период с 1989г. по 2003г., Г В.В. и его жена Г Л.В. любили Ц В.В. как родного сына, он был ими в детстве усыновлен, Г Л.В.- родная сестра отца Ц В.В. С Г Л.В. у свидетеля были сложные отношения, с ее мужем Г В.В. - нормальные. Свидетель приезжала в квартиру Г В.В. на ул. Талалихина навещать там свою свекровь Ц Н.Г. на протяжении 6-7 последних лет один раз в два месяца на час-два. Г В.В. за данный период времени она там видела раза четыре, где он жил последний год перед смертью, свидетелю неизвестно. Ц Н.Г. ухаживала по просьбе Г В.В. за его женой Г Л.В., когда последняя болела. Также в квартире Г В.В. жили ЦЕ.В. - дочь Ц Н.Г. и ее двое детей. Свидетель была очевидцем, что Г В.В. сказал Ц Е.В., чтобы она взяла деньги, как всегда. Жили ли Г В.В. и Ц Е.В. одной семьей, свидетелю неизвестно. Г В.В. свидетель последний раз видела 16-18 июля 2010г., когда по просьбе Ц Н.Г. приехала помочь ей посадить Г В.В., он болел, ничего не мог сам сделать, сказать. Ц Н.Г. поила его из чашки, он просто «заваливался», «никакой был». Ее (свидетеля) Г В.В. не узнал, даже не кивнул. 17 июля 2010г. Г В. В. не сидел, надо было его посадить и накормить. О смерти Г В.В. свидетель узнала со слов бывшего мужа Ц В.В., на тот момент они были разведены. После смерти Г Л.В. Ц В.В. попросил дочь свидетеля от первого брака, разрешить ему привезти вещи, оставить их до какого-то времени. В одной коробке была гжель, книги, бытовая техника. Эти вещи свидетель раньше видела у Г В.В., бывший муж пояснил, что Г В.В. разрешил ему эти вещи взять.
Суд доверяет показаниям свидетеля Л Н.Ю. в части изложения фактических обстоятельств, однако показания данного свидетеля не доказывают факта нахождения истца Ц Е.В. на иждивении Г В.В. и факта их совместного проживания, поскольку свидетель показала, что за последние 6-7 лет, бывая в квартире Г В.В. один раз в два месяц, самого Г В.В. видела в квартире раза четыре, где Г В.В. проживал и вел ли он совместное хозяйство с Ц Е.В., свидетелю неизвестно.
Свидетель Ц Ж.С., допрошенная в судебном заседании 10.06.2011г., показала, что Г Ю.Г. является ее сыном, Г и муж свидетеля Г были родными сестрой и братом.
 Г В.В. после смерти жены Г Л.В. жил на-даче в д. Юрово, так как там была собака, хозяйство, оттуда ездил в Москву на работу, свидетель с сыном часто навещали его в деревне, оказывали помощь по хозяйству, свидетель ездила к нему в деревню раз в две недели, постоянно проживала в летнее время. После смерти жены Г В.В. попросил мать ЦЕ.В. - Ц Н.Г. посмотреть за его квартирой на ул. Талалихина, раз в месяц он сам приезжал в квартиру в Москве, оплачивал коммунальные услуги и уезжал в деревню. Ц Н.Г. сначала жила в квартире Г В.В. одна, потом взяла туда внука, а позднее в квартиру переехала Ц Е.В. со старшим сыном, они занимали всю квартиру. Когда Г В.В. заболел, и свидетель привезла его на обследование в Москву, ему было негде разместиться в своей квартире, все было занято семьей Ц Е.В. С 1 июля 2010г. Г В.В. ушел в отпуск, стал плохо себя чувствовать, сильно похудел и стал весь желтый, врачи обнаружили у него рак, он быстро «сгорел» и умер, в своей квартире на ул. Талалихина он жил перед смертью три недели, свидетель ухаживала за ним. Инициатива составления завещания в пользу ее сына Ю.В. исходила от Г В.В. С каждым днем он становился все слабее, потом попросил привезти нотариуса. До самого конца Г В.В. был в здравом уме и трезвой памяти, сам разговаривал, сказал, что сможет расписаться сам. Также нотариус оформил на нее (свидетеля) доверенность на денежные вклады Г В.В. (л.д. 197-199, т.1).
Суд доверяет показаниям свидетеля Ц Ж. С., так как они логичны, последовательны, подтверждают объяснения ответчика Ц Ю.Г., не противоречат другим доказательствам, добытым по делу, истцом Ц Е.В. и третьим лицом Ц В.В. не опровергнуты.
Свидетель Б А.Г., допрошенный в судебном заседании 07.07.2011г., показал, что является приятелем Ц Ю.Г., отношения между ними дружеские, Г В.В. свидетель ранее не знал, видел его один раз при подписания завещания, Ц Ю.Г. попросил его быть свидетелем при подписании Г В.В. завещания. При оформлении завещания Г В.В. лежал на кровати, затем присел, подписал завещание после прочтения нотариусом, разговаривал, нотариус задавал ему вопросы относительно завещания, Г В.В. отвечал. Г В.В. выглядел больным, но был в адекватном состоянии.
Суд доверяет показаниям свидетеля Б А.Г., так как они логичны, последовательны, подтверждают объяснения ответчика Ц Ю.Г., не противоречат другим доказательствам, добытым по делу, Ц Е.В. и третьим лицом Ц В.В. не опровергнуты.
Свидетель К Д.А., допрошенный в судебном заседании 26.07.2011г., показал, что является приятелем Ц Е.В., знаком с ней с 1990г., знал ее мужа, раз в месяц видит Ц Е.В. в электричке, где свидетель занимается торговлей товаров. Один раз свидетель был дома у Ц В.В. в районе ст.метро Пролетарская, когда она в долг дала ему 1.000 руб., при этом пояснила, что деньги не ее, а дядины, и попросила быстро вернуть. 17.07.2010г. свидетель приехал к Ц Е.В. домой вернуть долг, в квартире находился также дядя Ц Е.В., которого она попросила помочь посадить, так как он был лежачий больной, дядя был в плохом состоянии, лежал «никакой», свидетель поздоровался с ним, но дядя не «среагировал», поесть толком не смог, был иссохший, неадекватный. Со слов Ц Е.В. свидетелю известно, что она жила в квартире дяди, который давал ей деньги на проживание.
Суд доверяет показаниям свидетеля К Д.А. в части изложения фактических обстоятельств, однако данные показания не доказывают факта нахождения истца Ц Е.В. на иждивении у Г В.В., поскольку об оказании Г В.В. истцу материальной помощи свидетелю известно со слов самого истца Ц Е.В., которая является стороной по делу и заинтересована в благоприятном исходе для нее дела.

В подтверждение обоснованности своих требований об установлении факта нахождения на иждивении, истцом Ц Е.В. представлены следующие документы:
- трудовая книжка Ц Е.В., копия которой имеется в материалах дела, согласно
которой Ц Е.В. в период с 1997г. не работала, последняя запись 22.02.1997г. уволена с
должности швеи раскройного цеха ПШО «Москва» (л.д. 128-131);
- справка ГУ - ГУ ПФРФ № 8 по г.Москве и Московской области Управления ПФР
№ 2, согласно которой Ц Е.В., 04.02.1964г.р., зарегистрированная по адресу:
г.Москва, Харьковский пр., д.9, к.2, кв.90, состоит на учёте и получает пенсию по
инвалидности с 01.01.2010г. по 31.12.2010г. в размере 85.465 руб. 23 коп.;
-с 01.01.2009г. по 01.10.2010г. в размере 72.406 руб. 44 коп. (л.д. 178-179);
- выписной эпикриз, представленный ГКБ № 12 г.Москвы, согласно которого ЦЕ.В., возраст 47 лет, установлен диагноз цирроз печени, печеночная недостаточность,
декомпенсация, что приводит к ограничению жизнедеятельности человека, в связи с чем
она признана нетрудоспособной (л.д. 180-181).
- выписка из акта освидетельствования в учреждении государственной службы
медико-социальной экспертизы МСЭ-003 № 333258, согласно которому Ц Е.В.
присвоена вторая группа инвалидности, при заключении об условиях и характере труда
Ц Е.В. признана нетрудоспособной (л.д.71).
Согласно справке от 03.06.2011г. № СП-64, представленной ОАО «Концерн «Моринформсистема-АГАТ», Г В.В. 10.02.1940 г.р. работал в должности фрезеровщика 6р. в ОАО «Концерн «Моринформсистема-АГАТ» с 21.01.1963г. Приемная записка от 21.01.1963г. Уволен 30.06.2010г. по собственному желанию, в связи с уходом на пенсию, п.З чЛ ст.77 ТК РФ приказ № 83 от 29.06.2010г. (л.д. 165).
Согласно справки о доходах физического лица Г В.В. за 2009г. в ОАО «Концерн «Моринформсистема-АГАТ» сумма ежемесячного дохода составляла 29.118 руб., общая сумма дохода в ОАО «Концерн «Моринформсистема-АГАТ» за 2009 год - 349.407 руб. 21 коп. (л.д. 174).
Согласно справки о доходах физического лица Г В.В. за 2010г. в ОАО «Концерн «Моринформсистема-АГАТ» сумма ежемесячного дохода составляла 14.288 руб., общая сумма дохода в ОАО «Концерн «Моринформсистема-АГАТ» за 2010 год - 171.445 руб. 39 коп. (л.д. 166).
Согласно справке ГУ - ГУ ПФРФ № 10 по г.Москве и Московской области Управления ПФР № 2 от 01.06.2011г. № 210020125/1283, Г В.В., 1940 г.р., умерший 20.07.2010г., ранее зарегистрированный по адресу: г.Москва, ул.Талалихина, д.5, кв.10, получал пенсию по старости с 10.02.2010г. по июль 2010г. в размере 78.309. руб. 72 коп;
- с 01.01.2009г. по 31.12.2009г. в размере 95.250 руб. 39 коп.
Согласно сообщения Управления социальной защиты населения Таганского района за № 1812 от 11.03.2011г., Г В.В., 10.02.1940г.р., зарегистрированному по адресу: г.Москва, ул.Талалихина, д.5-10, к пенсии по старости в период с 2009, 2010 года производились следующие выплаты: ежемесячная компенсация за телефон, ежемесячная денежная компенсационная как ветерану труда (л.д.57).
Согласно копиям сберегательных книжек на имя Г В.В. в отделении № 8641/01658 Центральное Сберегательного Банка открыты счета № 42306.810.8.3836.4509904 вид вклада «Пенсионный пополняемый счет»; № 42307.810.9.3836.450923 вид вклада Универсальный Сбербанк РФ; № 42306.810.0.3833.1827338 вид вклада «Пенсионный пополняемый счет» ( л.д. 100-103). Остаток денежных средств на вышеуказанных счетах соответственно составляет по состоянию на 06.04.2010г. - 188.729 руб. 20 коп., по состоянию на 14.05.2009г. - 245.004 руб. 65 коп., по состоянию на 10.04.2009г. -300.000 руб.
Состояние лицевых счетов, открытых в ОАО «Сбербанк России» на имя Г В.В., свидетельствует о том, что действия Г В.В. по сбережению денежных средств носили накопительный характер, расходные операции по вышеуказанным лицевым счетам им фактически не совершались, что также опровергает доводы истца Ц Е.В. о том, что Г В.В. ей предоставлялась регулярная и постоянная материальная помощь, каких-либо иных доходов, кроме пенсии и заработной платы Г В.В. не имел, доказательств обратного истцом не представлено.
Согласно разъяснениям, данным в постановлении Пленума Верховного суда РФ от 02.07.2009 года № 14, при определении круга лиц, относящихся к нетрудоспособным иждивенцам, судам надлежит руководствоваться пунктами 2, 3 статьи 9 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", в которых дается перечень нетрудоспособных лиц, а также устанавливаются признаки нахождения лица на иждивении (находится на полном содержании или получает от другого лица помощь, которая является для него постоянным и основным источником средств к существованию).
В соответствии с пунктами 2, 3 статьи 9 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» нетрудоспособными членами семьи умершего кормильца признаются: дети, братья, сестры и внуки умершего кормильца, не достигшие возраста 18 лет, а также дети, братья, сестры и внуки умершего кормильца, обучающиеся по очной форме в образовательных учреждениях всех типов и видов независимо от их организационно-правовой формы, в том числе, в иностранных образовательных учреждениях, расположенных за пределами территории Российской Федерации, если направление на обучение произведено в соответствии с международными договорами Российской Федерации, за исключением образовательных учреждений дополнительного образования, до окончания ими такого обучения, но не дольше чем до достижения ими возраста 23 лет или дети, братья, сестры и внуки умершего кормильца старше этого возраста, если они до достижения возраста 18 лет стали инвалидами. При этом братья, сестры и внуки умершего кормильца признаются нетрудоспособными членами семьи при условии, что они не имеют трудоспособных родителей; один из родителей или супруг либо дедушка, бабушка умершего кормильца независимо от возраста и трудоспособности, а также брат, сестра либо ребенок умершего кормильца, достигшие возраста 18 лет, если они заняты уходом за детьми, братьями, сестрами или внуками умершего кормильца, не достигшими 14 лет и имеющими право на трудовую пенсию по случаю потери кормильца в соответствии с подпунктом 1 настоящего пункта, и не работают; родители и супруг умершего кормильца, если они достигли возраста 60 и 55 лет (соответственно мужчины и женщины) либо являются инвалидами; (в ред. Федерального закона от 24.07.2009 N 213-ФЗ) дедушка и бабушка умершего кормильца, если они достигли возраста 60 и 55 лет (соответственно мужчины и женщины) либо являются инвалидами, при отсутствии лиц, которые в соответствии с законодательством Российской Федерации обязаны их содержать, (в ред. Федерального закона от 24.07.2009 N 213-ФЗ). Члены семьи умершего кормильца признаются состоявшими на его иждивении, если они находились на его полном содержании или получали от него помощь, которая была для них постоянным и основным источником средств к существованию.
Таким образом, анализируя вышеназванные положения законодательства, в совокупности с представленными доказательствами, суд отмечает, что законом установлен исчерпывающий перечень нетрудоспособных лиц, находящихся на иждивении у наследодателя, истец Ц Е.В. к таковым не относится.
Кроме того, суд отмечает, что в силу п. 2 ст. 1148 ГК РФ, к наследникам по закону относятся граждане, которые не входят в круг наследников, указанных в статьях 1142 - 1145 настоящего Кодекса, но ко дню открытия наследства являлись нетрудоспособными и не менее года до смерти наследодателя находились на его иждивении и проживали совместно с ним.
Доводы истца о том, что она получала от Г В.В. материальное содержание, которое являлось для нее основным и постоянным источником средств к существованию, и состояла на иждивении Г В.В., не нашли своего подтверждения в ходе судебного заседания.
В подтверждение обоснованности своих требований об установлении факта нахождения на иждивении, истцом Ц Е.В. представлены следующие документы:
трудовая книжка Ц Е.В., копия которой имеется в материалах дела, согласно
которой Ц Е.В. в период с 1997г. не работала, последняя запись 22.02.1997г. уволена с
должности швеи раскройного цеха ПШО «Москва» ( л.д. 128-131);
справка ГУ - ГУ ПФРФ № 8 по г.Москве и установленные в ходе судебного разбирательства обстоятельства того, что умерший Г В.В. из чувства сострадания к материальному положению Ц В.В. периодически и нерегулярно передавал ей денежные средства и покупал продукты, не могут являться основанием для удовлетворения исковых требований Ц Е.В., поскольку данная помощь не являлась постоянной и регулярной, и не являлась для Ц Е.В. постоянным и основным источником средств к существованию.
Кроме того, суд отмечает, что Ц Е.В. проживала в спорной квартире со своей семьей (матерью Ц Н.Г. и детьми), доказательств того, что Ц Е.В. проживала в спорной квартире единой семьей с Г В.В., а не со своей матерью Ц Н.Г., истцом Ц Е.В. не представлено.
Факт проживания Ц Е.В. в спорной квартире не доказывает того обстоятельства, что Ц Е.В. находилась на иждивении умершего Г В.В., а также того обстоятельства, что Г В.В. проживал с Ц Е.В. совместно одной семьей, поскольку как установлено судом выше, в период проживания в спорной квартире Ц Е.В. со своей семьей (матерью Ц Н.Г. и детьми) Г В.В. в данной квартире не проживал, фактически проживал в Московской области в д. Юрово Раменского района Московской области, данные обстоятельства стороной истца Ц Е.В. не опровергнуты.
Таким образом, оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, суд приходит к выводу о том, что Ц Е.В., являясь нетрудоспособной по заболеванию, совместно с Г В.В., в том числе, в период за один год до его смерти не проживала, а также не состояла в данный период времени на его иждивении, имела свой самостоятельный постоянный и основной источник средств к существованию. В связи с чем, суд находит исковые требования Ц Е.В. необоснованными и отказывает в их удовлетворении в полном объеме.
Суд также не находит оснований для удовлетворения требований третьего лица Ц В.В. о признании недействительным завещания Г В.В. составленного в пользу клиента ЮЦ «Судебный спор» 19.07.2010г., удостоверенного нотариусом г.Москвы Алехиным Е.В. за реестровым № 1-349 по следующим основаниям.
Согласно ч.1 ст.1119 ГК РФ завещатель вправе по своему усмотрению завещать имущество любым лицам, любым образом определить доли наследников в наследстве, лишить наследства одного, нескольких или всех наследников по закону, не указывая причин такого лишения, а также включить в завещание иные распоряжения, предусмотренные правилами настоящего Кодекса о наследовании, отменить или изменить совершенное завещание.
В силу ч. 1 и ч.2 ст. 1118 ГК РФ распорядиться имуществом на случай смерти можно только путем совершения завещания. Завещание может быть совершено гражданином, обладающим в момент его совершения дееспособностью в полном объеме.
В соответствии с ч.1 ст. 177 ГК РФ сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.
Согласно ст. 167 ч.1 и ч.2 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.
При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах - если иные последствий недействительности сделки не предусмотрены законом.
В соответствии с ч. 1 и ч.2 ст. 1131 ГК РФ при нарушении положений настоящего Кодекса, влекущих за собой недействительность завещания, в зависимости от основания недействительности, завещание является недействительным в силу признания его таковым судом (оспоримое завещание) или независимо от такового признания (ничтожное завещание).Завещание может быть признано судом недействительным по иску лица, права или законные интересы которого нарушены этим завещанием...
В соответствии со ст. ст. 56, 57 ГПК РФ каждая сторона обязана доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений.
Третье лицо Ц В.В. оспаривает завещание, составленное Г В.В. в пользу Ц Ю.Г. 19.07.2010г., удостоверенное нотариусом г.Москвы Алехиным Е.В., за реестровым № 1-349, ссылаясь на то, что Г В.В. в момент составления завещания в силу состояния здоровья находился в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими.
Определением суда от 26.07.2011г. по настоящему гражданскому делу назначена посмертная судебная психиатрическая экспертиза, на разрешение которой были поставлены следующие вопросы:
Страдал ли Г, 10.02.1940 г.р., зарегистрированный по адресу: г.Москва, ул. Талалихина, д.5, кв.10, каким-либо хроническим психическим расстройством, временным психическим расстройством, слабоумием либо иным болезненным состоянием психики, лишавшим его на момент составления и подписания завещания 19.07.2010г. понимать значение своих действий и руководить ими?
Влияли ли общие хронические и иные заболевания, имеющиеся у Г на осознание совершаемых им действий и возможность руководить ими в период составления завещания 19.07.2010г.?
Находился ли Г на момент составления и подписания завещания 19.07.2010г. в каком-либо ином состоянии, связанном со сложившимися к данному моменту обстоятельствами, или с другими факторами, лишавшими его способности понимать значение своих действий или руководить ими?
4. Отмечались ли у Г в период составления оспариваемого завещания 19.07.2010г. какие-либо личностные изменения?
Находился ли Г на момент составления и подписания завещания 19.07.2010г. в каком-либо психологическом состоянии: стресс, психическая напряженность и пр., которые могли препятствовать его способности правильно воспринимать существенные обстоятельства?
Мог ли Г с учетом данных конкретных обстоятельств, понимать значение своих действий и руководить ими, в момент составления и подписания завещания 19.07.2010г. ?
Наблюдалось ли у Г в силу его болезненного состояния либо иных неболезненных факторов формирование особенностей познавательной деятельности или индивидуально-личностных свойств, например, повышенная внушаемость, оказавших бы существенное влияние на правильность восприятия обстоятельств оформления указанного выше завещания и на способность свободно и самостоятельно принимать решение и действовать в соответствии с ним?
Проведение экспертизы поручено экспертам Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского (л.д. 65-69, том 2).
Согласно заключения судебно-психиатрической комиссии экспертов от 01.09.2011г. № 273/з ФГУ «Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского», в связи с недостаточностью объективных сведений о психологическом состоянии Г В.В. в юридически значимый период, однозначно оценить степень измененности интеллектуально-мнестической и эмоционально-волевой сферы Гурова В.В.. в том числе, выявить у него психологическое состояние стресс, психическая напряженность и пр.), препятствующее его способности правильно воспринимать существенные обстоятельства в момент подписания завещания - не представляется возможным. При этом комиссия не располагает объективными сведениями о состоянии здоровья Г В.В., в том числе, психического, непосредственно в интересующий суд период 19.07.2010г. Показания свидетелей в представленных материалах гражданских дел противоречивы, в гражданском деле отсутствуют показания наблюдавших Г В.В. врачей поликлиники, хосписа, не представлены карты вызова врачей скорой медицинской помощи, в том числе, в день оформления им завещания 19.07.2010г. Поэтому дифференцированно оценить психическое состояние Г В.В. в период оформления им завещания 19.07.2010г. и решить экспертный вопрос о его способности понимать значение своих действий и руководить ими не представляется возможным (ответ на вопросы №№ 1,2,3,6). В связи с противоречивостью свидетельских показаний недостаточностью объективных сведений, содержащихся материалах гражданского дела и медицинской документации относительно юридически значимого периода 19.07.20Юг, полно и подробно исследовать индивидуально-психологические особенности Г В.В. (в том числе, повышенную внушаемость), характерные ему при жизни и в период подписания завещания 19.07.2010г., в том числе, определить степень снижения его когнитивных процессов, выявить сохранные интеллектуальные ресурсы, а также определить психологическое состояние (стресс, психическая напряженность и пр.), препятствующее его способное правильно воспринимать существенные обстоятельств свободно и самостоятельно принимать решение и действовать соответствии с ним в момент подписания завещания - не представляется возможным (ответ на вопрос №№ 4,5,7).
У суда нет оснований не доверять данному заключению, поскольку оно является ясным, полным, объективным, вывод экспертов является категоричным, сомнений в правильности и обоснованности заключения у суда не имеется, оно дано комиссией в составе трех экспертов соответствующей специальности со значительным стажем работы. Заключение экспертов основано на исследовании материалов дела и медицинской документации, истребованной судом из лечебных учреждений, с использованием методов психологического анализа представленной медицинской документации в сопоставлении с материалами гражданского дела.
Эксперты были предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, не доверять выводам, к которым пришла комиссия специалистов, у суда оснований нет, сторонами заключение не опровергнуто.
Таким образом, учитывая, что заключение комиссии экспертов № 273/3 от 01.09.2011г. Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского дано на основании исследования материалов гражданского дела, медицинских документов, касающиеся состояния здоровья Г В.В., истребованных судом и поступивших из медицинских учреждений, каких-либо иных медицинских документов в отношении Г В.В., из других медицинских учреждений суду представлено не было, представленное заключение экспертов № 273/3 от 01.09.2011г. является полным, ясным, определенным, не имеет противоречий, содержит подробное описание проведенного исследования, сделанные в результате его выводы, суд принимает данное доказательство как достоверное, не доверять которому у суда нет оснований.
При этом суд критически оценивает показания свидетелей С Т.А., ЛН.Ю., К Д.А. в части оценки психического состояния Г В.В., поскольку данные лица специалистами в области психиатрии не являются, их доводы о психическом состоянии Г В.В. являются их собственным субъективным умозаключением.
Учитывая вышеизложенное, суд приходит к выводу о том, что доказательств тому, что на момент составления оспариваемого завещания от 19.07.2011г. Г В.В. не был способен осознавать значение и характер своих действий либо руководить ими, в ходе судебного разбирательства не представлено и не добыто.
Далее, суд отмечает, что завещание Г В.В. от 19.07.2011г. удостоверено нотариусом г.Москвы Алехиным Е.В. за реестровым № 1-349, проверившим дееспособность Г В.В. в момент составления данного завещания.
Применительно к этому обстоятельству суд обращает внимание на следующее: удостоверение завещания нотариусом не является безусловным свидетельством того, что завещатель в момент его подписания отдает отчет своим действиям, осознает их значение, фактический характер и последствия, и не лишает заинтересованных лиц в последующем впоследствии оспаривать это завещание по основанию ст. 177 ГК РФ, однако презюмируется добросовестное исполнение нотариусом своих обязанностей, возложенных на него законом, пока не доказано обратное.
Таким образом, суд исходит из того, что нотариус при удостоверении завещания разъяснил завещателю смысл и значение завещания как односторонней сделки, проверил, соответствует ли содержание завещания действительным намерениям завещателя, отсутствие пороков воли и волеизъявления, а также нотариус разъяснил соответствие совершаемой сделки требованиям закона.
То обстоятельство, что в последние годы жизни у Г В.В. обнаруживалось онкологическое заболевание «Рак желудка 4 ст.», что подтверждается вышеуказанным экспертным заключением, само по себе не доказывает того обстоятельства, что в юридический значимый период - в момент составления завещания 19.07.2011г. Г В.В. не понимал значение своих действий и не мог ими руководить, в связи с чем суд отклоняет доводы истца о недействительности оспариваемого завещания.
Также не доказывает того обстоятельства, что Г В.В. не понимал значение своих действий и не мог ими руководить при составлении завещания 19.07.2010г, сам по себе тот факт, что Г В.В. умер на следующий день после его составления 20.07.2010г.
В соответствии со ст.56, 57 ГПК РФ каждая сторона обязана доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений, доказательства представляются сторонами.
Каких-либо иных достоверных, допустимых и объективных доказательств в подтверждение заявленных требований о признании завещания недействительным третье лицо Ц В.В. суду не представил, а в ходе судебного разбирательства также не добыто.
На основании вышеизложенного, суд полагает, что правовых оснований для признания недействительным завещания Г В.В. в пользу клиента ЮЦ «Судебный спор»., удостоверенного нотариусом г.Москвы Алехиным Е.В. от 19.07.2011г. за реестровым № 1-349, не имеется, в связи с чем отказывает в удовлетворении требований третьего лица Ц В.В. о признании вышеуказанного завещания недействительным.
Также суд не находит оснований для удовлетворения требований третьего лица Ц В.В. об установлении факта принятия им наследства после смерти Г В.В., умершей 18.02.2005г., и Г В.В., умершего 20.07.2010г., являющихся согласно представленных документам его усыновителями, признании недействительными выданных на имя Г В.В. свидетельств о праве на наследство по закону после смерти Г Л.В.
Доводы третьего лица Ц В.В. о том, что после смерти Г Л.В., умершей 18.02.2005г., он фактически принял наследство, забрав из спорной квартиры в отсутствии Г В.В. в мае-июне 2005г. часть библиотеки Г Л.В., в сентябре 2005г. - часть сервиза и пылесос, не нашли своего подтверждения в ходе судебного заседания, поскольку каких-либо убедительных и достоверных доказательств в подтверждении данных доводов третьим лицом Ц В.В. не представлено.
При этом суд критически относится в данной части к показаниям свидетелей С Т.А., Л Н.Ю. о том, что третье лицо Ц В.В. забрал после смерти Г В.В. ее вещи, тем самым фактически принял наследство после ее смерти, поскольку вышеуказанным свидетелям данные обстоятельства известны со слов самого третьего лица Ц В.В., являющегося заинтересованным лицом в исходе дела, лично свидетели очевидцами данных событий не были.
Каких-либо иных действий, свидетельствующих о фактическом принятии наследства после смерти Г Л.В., третьим лицом Ц В.В. совершено не было, в том числе, третьим лицом не производились расходы на содержание наследственного имущества, в частности, третье лицо не производил расходы по оплате коммунальных услуг спорных квартиры и доли домовладения, что не отрицалось третьим лицом Ц В.В. в судебном заседании.
Третье лицо Ц В.В. в ходе судебного разбирательства также пояснил, что каких-либо действий, свидетельствующих о фактическом принятии им наследства после смерти Г В.В., он не совершал, каких-либо доказательств о фактическом принятии наследства после смерти Г В.В. третьим лицом не представлено.
При таких обстоятельствах, суд приходит к выводу, что третьим лицом Ц В.В. не представлено суду доказательств, что он совершил действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства после смерти Г Л.В. и Г В.В., в частности, вступил во владение или в управление наследственным имуществом; принял меры по сохранению наследственного имущества, защите его от посягательств или притязаний от третьих лиц; произвел за свой счет расходы на содержание наследственного имущества; оплатил за свой счет долги наследодателей или получил от третьих лиц причитавшиеся наследодателям денежные средства, в связи с чем суд не находит правовых оснований для признания недействительными свидетельств о праве на наследство по закону, выданных на имя Г В.В. после смерти Г Л.В., свидетельств о праве на наследство по завещанию, выданных после смерти Г В.В. на имя Ц Ю.Г., свидетельств о государственной регистрации права собственности ЦЮ.Г., признании за Ц В.В. права собственности на долю наследственного имущества после смерти Г Л.В. и Г В.В.
На основании изложенного, оценив в совокупности и взаимной связи все собранные по делу доказательства применительно к нормам законодательства, суд отказывает в удовлетворении исковых требований Ц Е.В и третьего лица Ц В.В. в полном объеме.
На основании изложенного, ст. ст. 218, 1111, 1142, 154, 156, 1119, 1118, 177, 167, 168, 1131, 1148 ГК РФ, и руководствуясь ст.ст. 56, 57, 194-199 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

 

в иске Ц к клиенту ЮЦ «Судебный спор»об установлении факта нахождения на иждивении, установлении факта принятия наследства, признании недействительным свидетельства о праве на наследство, признании права собственности на долю наследственного имущества, аннулировании записи о регистрации права собственности, - отказать.
В иске третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, Ц к , клиенту ЮЦ «Судебный спор»об установлении факта принятия наследства, определении долей, признании недействительным завещания, свидетельств о праве на наследство, свидетельства о государственной регистрации права, признании права собственности на долю наследственного имущества, аннулировании записи о регистрации права собственности - отказать.
Решение может быть обжаловано в Московский городской суд в течение 10 дней.

 

 
Cloudim - онлайн консультант для сайта бесплатно.